Фсб взломала telegram: как отличить дурака от подлеца, когда рассказывают эту байку

«Железка» на связи с Израилем

Помимо MeyaPico, в мире еще несколько крупных производителей оборудования для взлома смартфонов: израильская Cellebrite, канадская Magnet Forensics и американская Grayshift. Российские власти покупают все решения, кроме Grayshift, хотя именно эта компания утверждает, что может взломать любой смартфон.

«Практически все производители криминалистического софта и железа лукавят, когда утверждают, что способны расшифровать переписку в популярных мессенджерах, — считает гендиректор компании «Элкомсофт» Владимир Каталов. — Это возможно при выполнении огромного количества условий, с которыми вас вряд ли ознакомят, если вы не из полиции».

По мнению Каталова, к закупкам иностранного оборудования в России следует относиться с опаской. «Компания Cellebrite, например, очень закрытая, их «железка» находится на связи с главным офисом компании и отсылает туда данные. Они утверждают, что это для контроля лицензии, в реальности что там передается — никто не знает. К китайским решениям доверия еще меньше, учитывая истории о «дырявых» китайских Android, которые можно взломать удаленно», — считает эксперт.

Image caption

Магаданский следователь-криминалист Попов взламывает смартфон с помощью израильской технологии

«Иностранное криминалистическое оборудование не сертифицировано, не проходило специальные проверки на «закладки» — производители просто не дадут их провести. Это у Microsoft можно получить исходники и их проверить (что все равно не исключает возможность слежения), с криминалистическим же оборудованием риск утечки существенный», — предостерегает Каталов.

9 минут на взлом

На сайте MeyaPico утверждается, что компания контролирует 45% рынка криминалистического оборудования в Китае, российские же власти прибегают к ее решениям впервые. Поставщиком китайских комплексов стала компания «Экспертэкспресс», которая связана с крупным поставщиком подобного оборудования, российской компанией «Эстер Солюшнс».

«Раньше Следственный комитет ориентировался на израильские и американские решения, но политическая ситуация изменилась, — рассказал Би-би-си генеральный директор «Эстер Солюшнс» Дмитрий Сатурченко. — Мы не определяем политику «большого» Следственного комитета, но плотно работаем с военно-следственным управлением, и акцент делаем на ту технику, которая наиболее защищена от возможных уязвимостей и может эксплуатироваться не менее 10 лет».

Image caption

Власти США пытаются заставить Apple предоставить запасной доступ к iPhone, пользователи — против

Население Китая — 1,3 млрд, а в министерстве общественной безопасности КНР работает «всего» около 3 млн. Поэтому, по словам Сатурченко, ставка делается на автоматизацию расследований. «Израильской Cellebrite для взлома iPhone 7 или 8 нужно больше суток, а извлеченные данные требуют серьезной аналитики. MagiCube обрабатывает тот же iPhone за 9 минут, при этом оборудование заточено на получение чувствительных данных из мессенджеров, где содержится 80-90% интересной информации», — отмечает эксперт.

«В Китае наличных денег практически нет и преступления носят цифровой характер, — продолжает Сатурченко. — В одном деле может быть задействовано большое количество устройств. В течение 48 часов нужно добыть материалы для возбуждения дела. MagiCube позволяет объединять данные с разных объектов и работать над ними группой исследователей».

Ссылка на основную публикацию